«Вятич» дал интервью РБК

04.08.2020 0 Автор admin
29 июля Илья Курагин, генеральный директор АО «Вятич», дал интервью одному из ведущих российских медиахолдингов РБК, специализирующему на вопросах экономики и политики. Инициатором интервью был телеканал РБК, определявший вопросы. Из этого интервью, данного по скайпу, мы выделили наиболее интересные моменты, касающиеся отрасли в целом.

Что показала пандемия в отношении традиционной розницы? 

 — То, что будущее – за онлайн продажами, так называемого формата дарк-шопов, когда человек заказывает продукцию со смартфона, а потом получает ее или же через доставку, или же в пункте выдачи продукции. Многие – «Утконос», «Перекресток», Х5Group, – запустили продажи онлайн, и мы увидели, что за период пандемии онлайн мы продали в пять раз больше, чем обычно.

Проблема с тем, чтобы оказаться на полках федеральных сетей существует по-прежнему?

 — Если брать федеральный масштаб – то да. Проблема в том, что федеральные сети думают и действуют по старинке. В современном мире, мире поколения Z, живущего по принципу фаст-фуда (сегодня увидел в Инстаграмме, сегодня же и купил) мы контактируем с потребителем через соцсети. Живой пример – «Вятский квас Смородина». Мы сделали натуральный продукт, масса дегустаций, нас спрашивают – «где купить?». Мы приходим в торговые сети и получаем ответ: «вы нам неинтересны». Причина в том, что традиционный ритэйл требует статистику продаж (которой у нового продукта просто не может быть), им надо доказывать! Хотя мы уже доказали потребителю. Эту практику, на мой взгляд, надо менять – причем самим торговым сетям, чтобы оказаться клиенториентированными.

Продажи «Вятича» в период пандемии – многие говорят о том, что они ощутили всплеск спроса на алкогольную продукцию.

 — Первые две-три недели после начала карантина – да, возможно. Хотя это не было «тектоническим сдвигом». Вместе с тем, за последние три месяца сегмент HoReCa (бары, кафе, рестораны) у нас просел, от слова совсем. В процентах мы потеряли порядка 10-15% оборота. На самом деле, прогнозы в связи с пандемией неутешительны: люди теряют доходы, и, соответственно, вынуждены «поджиматься» в отношении продуктов, которые мы производим. Мы будем анализировать результаты второго-третьего кварталов, но пока мы настроены к перспективам продаж пессимистически.

В прошлом году у «Вятича» были неприятности с налоговой: между тем государство обещало поддержку предприятиям в период пандемии.

 — Как раз с налоговой у нас неприятностей не было. Все «дело Вятича», на мой взгляд – полностью высосано из пальца. Правда должна восторжествовать – и надзорные органы, я в этом уверен, в этом деле разберутся. Главное, чтобы все было по закону.

ТАСС сообщает, что ФАС вышла с предложением разрешить торговлю пивом и табачными изделиями в нестационарных торговых объектах.

 — В 2008 году в Кирове было порядка трех тысяч таких объектов: это минимум шесть тысяч рабочих мест, аренда, отчисления в бюджет. Это немалое подспорье для малого бизнеса, и расширение ассортимента – для покупателей.


По данным компании Nielsen из 400 видов алкогольных напитков в России, около 200 – пиво. Потребитель теряется в обилие торговых марок.

 — По факту, это не 200 марок, а несколько. Большинство их принадлежит ТНК — Carlsberg Group (куда входит «Балтика»), Heineken, САН ИнБев. Это тенденция не на увеличение разнообразия, а наоборот, на унификацию, глобализацию рынка. В 90-х в России было 800 локальных пивоваренных компаний, производивших уникальные продукты со своими вкусами. Где они сейчас?

Иностранное пиво выросло в потреблении за 2019 год на 29%, потребители часто говорят о том, что импортное пиво вкуснее.

 — Этот миф – «немецкое пиво» — такой же, как «шестисотый мерседес» и «малиновый пиджак». Пиво – это скоропортящийся продукт, как, к примеру, молоко. Мы же не видим на наших полках немецкое или бельгийское молоко? 70% пива, потребляемого в США – это продукция местных пивоварен. В Германии вы никогда не получите в ресторане в Мюнхене пиво «Хольстен», привезенное с Севера. У немцев эта культура потребления есть: я сторонник того, чтобы внедрить именно эту историю. Например, в Москве было 8 пивоваренных заводов, сейчас сталось по факту 2: разве москвичи недостойны иметь свое, местное пиво?

Минимальная розничная цена на пиво

 — Во-первых, ее просто нет, в отличие от МРЦ на крепкий алкоголь. Это необходимо (о чем мы постоянно говорим с Союзом Российских пивоваров) для того, чтобы обезопасить местных производителей от демпинга со стороны ТНК. Для того, чтобы мы конкурировали с ними не по цене, а по качеству. Вот в этой борьбе, я уверен, мы одержим 100%-ную победу.

История с квасом: география продаж «Вятича» сегодня

 — Основной потребитель – Китай. Следом идут страны ЕС – Франция, Германия, Чехия, Италия. Постоянные поставки в США и Израиль, и эпизодические – в Австралию и Африку. Наш квас оказался востребованным продуктом, во многом потому, что для Китая, пищевые товары, произведенные в России — это высококачественные товары.

«Вятский» квас воспринимается торговыми сетями как сезонный продукт.

 — Это заблуждение. Недавно доктор Комаровский рассказывал, что квас является лучшим источником витамина С; в период пандемии, думаю, многие задумались о своем здоровье. Несмотря на то, что «Кока-кола» и «Пепси-кола» со всеми их брендами являются точно такими же напитками, ритейл почему-то не воспринимает их как «сезонный товар».

Я очень надеюсь, что это интервью увидят владельцы и топ-менеджмент торговых сетей: может быть, в их головах что-то поменяется. И квас из «сезонного продукта» превратится в «продукт здорового образа жизни».